11:47 

Reality?.. No, it's just illusion… Глава 4.

Живая Шляпа
Без таланта вранья нет таланта писателя. (с) Андрей Белянин
Девочки! Всех с 8 марта! Любви, удачи, долгой и счастливой жизни! И обязательно симпатичных и хороших мальчиков! x) И вот Вам подарочек^^
p.s. глава такая большая - 4 страницы А4! - что от себя офигела)) но Вы, я думаю, только за ^___^ наслаждайтесь^^

Автор: Demi**
Бета: нету, но кое с чем помогала заказчица – *Lady Death*
Фендом: Наруто
Название: Reality?.. No, it's just illusion… (Реальность?.. Нет, это лишь иллюзия…)
Глава 4
Дисклеймер: все герои и права – Кишимото-сану
Варнинг: слэш, гет, ООС (причём по полной программе :)), AU, действие происходит в средневековье
Рейтинг: NC-17
Герои: Сасори, Дейдара, Гаара, Темари, Канкуро, Итачи, Хидан и прочие второстепенные, в том числе, и мои
Пейринг: Сасори/Дейдара + упоминания: Итачи/Дейдара, Хидан/Сасори, Гаара/Кристина, Саске/Дейдара
Жанр: слэш, гет, драма, немного фэнтези, кое-где проскальзывает юмор
Размещение: если захочется – спросите разрешения у меня и заказчицы
Размер: миди
Саммари: Когда тебе скучно и у тебя есть власть и деньги, ты можешь заказать почти всё. Вот только иногда это "всё" оборачивается против тебя, а противостоять ты не можешь. Так что же делать?
От автора: эта работа по заказу моей подруги. Её заказ:
"Ну, дорогая, ты же сама знаешь, что я жуткая извращенка *рассмеялась*, так что прошу, напиши для меня фф (ну плиииз *милые глазки*). Я читала уже и 'Night Club', и 'Let's do it, Naruto' (ну ты пошляяятина *показала язык и рассмеялась*), так что, верю в тебя *показала язык*.
Значит так, я хочу, чтобы ты написала фф в несколько глав (просто вряд ли меньше получится). Сюжет такой: Сасори – какой-нибудь граф или герцог, а Дейдара – что-то типа гостя, который приехал его развлечь. Пусть вначале Хидан будет любовником Сасори (заметь, просто любовником – никаких чувств, тупо секс), а потом уж Дейдара. А ещё хочу, чтобы Дей и Итачи стали (не были, а именно стали) друзьями. И чтоб Гаара был родственником Сасори (пофигу, каким – хоть мужем *рассмеялась*).
Вроде всё *улыбнулась*. Надеюсь, ты хоть что-нибудь поняла из этого бреда *рассмеялась*.
Ах да, мне понравился твой ход в 'Let's do it, Naruto' со скобками (из шапки: 'в круглых скобках будут дополнения и разъяснения в рассказе, в квадратных – примечания самого автора'), так что сделай так и здесь – твои комменты развлекают *просящие глазки*.
Дерзай и удачи *улыбнулась*. "
От автора 2: Я договорилась с заказчицей, что отныне мои комменты в скобках будут встречаться очень редко, потому что произведение серьёзное. Но они будут))

XVIII век. В поместье, в огромном зале стоит позолоченный трон, украшенный рубинами, изумрудами и топазами. На нём, развалившись, сидит молодой граф. На нём тёмно-зелёный камзол соответствующей эпохи, украшенный золотистым жабо и вышитый золотыми узорами по краям. Под ним была белая рубашка на золотых пуговицах, сейчас расстёгнутая на груди. Кроваво-красные волосы в беспорядке лежат на голове, подчёркивая бледность кожи, а коньячные глаза со скукой смотрят куда-то вдаль. Вокруг молодого (не больше лет 20ти) графа окручиваются семь шлюх. Кто-то волосы тормошит, кто-то гладит, кто-то просто сидит или стоит рядом. А позади, за троном, стоит парень лет двадцати 25ти. На нём чёрный камзол, вышитый золотом, и чёрное жабо. Белые волосы зачёсаны вбок, а малиновые (благодаря линзам, конечно же) глаза весело и дико осматривают графа и его девочек.
- Когда приедет этот гость? – скучно спрашивает граф. Его тягучий, мягкий голос заставляет нервно вздохнуть всех его ухажёрок – столь он сладок на слух.
- Не волнуйтесь, господин, он вот-вот появится, - сказала одна из шлюх, сидящая у его ног. Это была Коломбина – молодая темноволосая красотка в чёрно-белом платье с цилиндром на голове. Граф часто любил с ней развлекаться, но у него были немного иные предпочтения (да-да, его любовником был Хидан, сейчас стоявший позади).
Тут в зал зашла Темари. Пышное кирпично-красное платье без рукавов подчёркивало светлую кожу и пшеничные волосы, заплетённые в высокую причёску. Её зелёно-голубые глаза смотрели вокруг гордо, с чувством превосходства, что не удивительно, ведь она была кузиной графа.
- Гость прибыл, граф, - глубоким голосом оповестила она и пристроилась около беловолосого.
- Пусть заходит, - флегматично сказал владелец поместья и попросил посторонних удалиться.
Семеро шлюх покорно вышли, и в зале на мгновение все свечи потухли. Стало темно (на улице был уже вечер). А потом вновь огни зажглись, одновременно скрипнули двери.
В зал зашёл парень, выглядящий старше графа лет на пять, в бордовом камзоле, вышитом золотом, чёрных туфлях и бордовой шляпе, похожей на пиратскую, вышитой по краям золотистыми нитками. Его длинные золотистые волосы, которым позавидовала даже Темари, ниспадали до пояса, а голубые глаза с сарказмом и, кажется, вызовом смотрели на графа.
Наконец, гость остановился и, сняв шляпу, поклонился.
- Вечер добрый, граф Сасори, - красивым голосом сказал он. – Моё имя Дейдара но Тсукури, - парень выпрямился и одел шляпу.
- Ну что ж, позабавьте меня, Дейдара, - небрежно кинул граф, не потрудившись даже сесть прямо.
Гость склонил голову, улыбнувшись, и свет вновь потух. Но через секунду все свечи по очереди загорелись, вот только блондин исчез.
- Ну, и где он? – спросил Сасори, ни к кому конкретно не обращаясь.
- Я здесь, данна, - шепнул Дейдара.
Сасори обернулся и увидел сзади гостя. Вдруг всё поплыло. Комната превратилась в весенний сад, Темари и Хидан растворились, а сам Сасори стоял в простой одежде на лугу у реки. Иллюзионист стоял чуть позади в чёрном плаще и цилиндре, а в руках держал трость.
Сасори обернулся, в глазах заблестела радость, а через минуту он рассмеялся детским, настоящим смехом. Давно он так не смеялся.
Молодой граф, сейчас четырнадцатилетний мальчишка, побежал вперёд. Босые ноги ласкала трава, солнце грело тело и душу, а ветер трепал красные волосы. Мальчишка споткнулся и кубарем покатился к реке. Перепачканный в траве и земле, он, забыв о своём титуле, сейчас развалился на лугу и улыбался. К нему подошёл Дейдара и помог подняться. Они вместе подошли к реке.
Сасори сел на колени и, опёршись на них руками, уставился в своё отражение. Рядом с ним (отражением) появились ещё и родители и младший брат – Гаара. На лице юного графа появилась улыбка. Но только он потянул руку, как изображение Гаары треснуло, а родители, превратившись в кровь, потекли дальше.
Вдруг вода в реке начала превращаться в густую кровь, трава на лугу завяла, с деревьев слетели листья, и они засохли. Мальчишка с ужасом взглянул на свои руки и чуть не закричал – его руки и одежда были испачканы кровью. Он вновь глянул в своё отражение в реке. Теперь на него смотрел не милый мальчик, а чудовище. Нет, всё то же человеческое обличие, вот только глаза горят диким, сумасшедшим огнём, а на губах – оскал.
Сасори закричал, зажмурился, завертел головой, пытаясь отогнать иллюзию, но она никак не сходила. Он уже сорвал голос, а голова кружилась и шея болела от поворотов, когда всё исчезло, и он вновь оказался в зале.
- Взять его, - прохрипел граф. Его сердце билось с невероятной скоростью, а глаза были широко открыты и бегали. С ужасом на него взирала Темари, а Хидан что-то ласковое шептал на ухо.
Стража мгновенно схватила Дейдару.
Граф, слегка оттолкнув от себя любовника, встал с трона и подошёл ближе к иллюзионисту и с силой дал ему в живот кулаком, а потом ещё и пощёчину влепил.
Гость хрипловато рассмеялся, за что получил ещё одну пощёчину от графа [акция: "посмейся – получи пощёчину от графа", не проходите мимо! x)].
- Чего смеёшься, скотина? – зло и властно спросил Сасори.
Дейдара поднял голову.
- Иллюзия ещё мутит твоё сознание, - усмехнулся Дейдара.
- Так рассей её, - приказал граф, влепив ещё одну пощёчину. – Ну?!
Комната стала ослепительно-белой, но тут же всё вернулось.
- Ну и? Что теперь, граф? Что ты имеешь? – усмехнулся гость, выбрасывая слова.
Сасори в шоке смотрел на Дейдару. Это был больше не статный парень 25ти лет в дорогой одежде. Теперь стража держала пятнадцатилетнего мальчишку в полурваной рубахе и штанах, а светлые волосы были собраны в высокий хвост. Чёлка скрывала часть лица, босые ноги едва касались пола, светлая кожа была "раскрашена" грязью, синяками, царапинами, а теперь ещё и красными следами руки графа. По подбородку из уголка губ тонкой дорожкой текла кровь.
- Что у тебя есть сейчас? Грязные шлюхи, подглядывающие из-за двери? – Сасори обернулся и заметил девушек, стоявших в проходе за дверью. Снова посмотрел на мальчишку. – Твои подчинённые, готовые выполнить все твои капризы и замашки? – Акасуна пробежался взглядом по придворным, собравшимся здесь. И вновь глянул на блондина. – Избитого ребёнка, показавшего тебе правду, напомнившего ошибки прошлого? – граф уставился на юного иллюзиониста, на что последний усмехнулся. – Чего уставился? Может, я не прав? – изогнутая бровь, ухмылка, ирония в голосе и презрение в глазах выбесили Сасори.
- Бросьте его в темницу, - прошипел он.
Дейдара усмехнулся.
- Как низко, граф. Сразу бы убили, - голос сочился ядом сарказма и презрения.
- Я не подарю тебе такого удовольствия, тварь, - бросил Акасуна и вернулся к своему трону. Стража и гость скрылись за дверью.

Сасори прошёл к трону. Он всё ещё не верил. Как? Как этот малец узнал о его прошлом? Ведь все события того дня были сокрыты лично графом. Он проследил за тем, чтобы не осталось свидетелей и слухов. Тем более в душу Акасуны прокралось сомнение по поводу того, был ли перед ним действительно ребёнок или это очередная мастерски созданная иллюзия. И вновь голову начали кружить воспоминания, ядом врывавшиеся в сознание.

Мама… Улыбается… Карие глаза тёплые, любящие… они светятся, горят… Каштановые пряди в лёгком беспорядке обрамляют треугольное лицо… Руки сложены в замок у груди… Светлый румянец покрыл худые щёки…
Папа… Лёгкая улыбка на тонких губах… Насмешливые тёмно-зелёные глаза… Красные, чуть темнее, чем у графа, волосы как всегда не уложены… Угловатое лицо с красными, под цвет волосам, небольшими усами и бородой, которые подчёркивают высокий статус… Руки сложены за спиной… Идёт рядом с мамой и улыбается, рассказывает что-то…
Достаёшь нож из-за спины… Прячешь его в голенище сапог… Натягиваешь улыбку… Подходишь ближе к родителям… Заводишь глупый разговор… Они улыбаются… Достаёшь нож, лезвие которого смочено в яде, и вонзаешь в тело женщины… Она падает… В глазах бабочкой бьётся удивление в примеси с печалью… Платье морского зелёного цвета быстро становится красным… Пока отец не среагировал, вонзаешь нож и в него… Глаза застывают, в них – тоска и непонимание… Тянет руку к тебе, но сил не хватает… Он падает без дыхания… Богато украшенный синий камзол становится бордовым…
Подбегает младший брат… Светлые зелёно-голубые глаза неверяще смотрят на тебя… Жестоко ухмыляешься, как бы показывая своё превосходство… Он злится… Ты нападаешь на него… Он уворачивается… Достаёт шпагу… Начинаете драться… Ранишь его… Он падает без сознания… Последние капли яда травят его кровь…
На твоих руках – кровь… На твоих губах – сумасшедшая улыбка… В твоих глазах – дикий огонь… В твоей крови – адреналин…
Берёшь тела родителей… Брата решаешь забрать позже…
Уходишь из сада, решая сохранить жизнь кому-то, чья нога выглядывает из-за дерева… Он мал, он не запомнит…
Прячешь родителей в пещере, которая была твоим любимым местом в детстве…
Их тела опускаешь в красивые деревянные гробы…
Возвращаешься в сад… Брата уже нет… Плевать…
Идёшь к воротам… Выходишь из пределов поместья… Идёшь к реке…
Там смываешь всю кровь со своих рук и лица… Смотришь в своё отражение…
Вдруг замечаешь мальчика… Ему не больше десяти… Он протягивает тебе руку…
- Привет, - улыбается…
Холодно, презрительно смотришь на него… Узнаёшь в нём того, кто стоял за деревом в твоём саду…
Хватаешь за руку и без сожаления кидаешь в ледяную воду… Он начинает тонуть, просит помочь…
Отворачиваешься и уходишь, стирая из памяти черты детского лица…

Очнулся Сасори только на следующий день в своей спальне. У него был жар. Рядом с постелью сидела Темари.
- Граф… - она резко встаёт с кресла и подходит к кузену.
- Сколько я был без сознания? – отрешённо спрашивает он.
- Двенадцать часов и сорок шесть минут, мой господин. У Вас был жар, словно тело охватила лихорадка, - тараторит девушка.
Акасуна закрыл глаза. Разговоры сестры раздражали.
Дверь с громким ударом о стену распахивается. Сасори открыл один глаз и в шоке уставился на прибывшего.
- Темари, выйди, - тихий приказ со стороны Акасуны.
Ошеломлённая встреченным гостем блондинка, покорно выходит, оставляя его наедине с графом.
Красные волосы, бирюзовые глаза на треугольном с плавными линиями лице, непроницаемый взгляд, белый с золотым камзол. Явно высокий титул.
- Доброе утро, брат, - произносит прибывший.
Сасори усмехается.
- Доброе, Гаара. Что же привело тебя сюда? Решил рассказать миру правду о том дне? – презрение в голосе, в душе – лёгкий оттенок страха.
- Нет, Сасори. Я – человек высокопоставленный, герцог, как-никак, так что мне нужны лишь хорошие связи, особенно с тобой. Согласен на мир и общение со мной, взамен на моё молчание о том событии? – ничего лишнего, кратко и по делу.
Граф с полсекунды подумал и кивнул, протянув руку. Гаара её пожал.
- Так что же заставило тебя посетить это поместье? Кровные узы, желание помириться или же ностальгия? – дружеская усмешка.
- Нет, братец, - такая же усмешка. – Я здесь для поиска моей невесты. Она уехала сюда, как сообщается в письме.
- У меня её нет. Клятву даю, - сказал Акасуна.
- Как же так, граф? Неужто Вы позабыли обо мне? – с этими словами в зал вошла молодая леди лет шестнадцати.
- Кто вы? – спросил Сасори. Он не помнил, чтобы к нему приезжала эта юная особа.
- Леди Кристина де Грай, наследница английского престола, - очаровательно улыбнулась девушка и обернулась к Гааре. – Милый, мы идём?
- Да, дорогая. Мы ещё встретимся, Сасори, - герцог поклонился и ушёл. Вслед за ним проследовала и молодая госпожа.
Лишь у двери она остановилась, подождала, когда её жених уйдёт чуть дальше, и сказала:
- А Дейдара просил передать, что нашёл яд, убивающий медленней, мучительней и эффективней Вашего – яд прошлого, - она улыбнулась, смотря на шокированное лицо графа. – До свидания, Акасуна но Сасори.
И девушка ушла, прикрыв дверь.
А граф так и остался сидеть на кровати, не до конца ещё осознав происходящее. Он откинулся на подушки, давая отпор воспоминаниям.
Слишком много непонятного, слишком много сложного…
"Вечером надо поговорить с Дейдарой…"
И Сасори уснул на этой мысли.

Дейдару завели в темницу и небрежно кинули вовнутрь. Тяжёлые двери-решётки с протяжным скрипом захлопнулись. С другой стороны повесили железный замок. Щёлкнул ключ. Удаляющиеся шаги. Закрылась дубовая дверь. Тишина, нарушаемая лишь треском огня факела, висящего на стене за решёткой темницы.
Дей подошёл к двери. Прутья были достаточно близко поставлены, так что пролезала только рука. Блондин вздохнул и начал играться своими иллюзиями. Создал пять разноцветных огоньков и начал перебирать их в руках. Заменил огоньки колодой карт и сейчас раскладывал карты в воздухе, словно здесь стоял невидимый столик. Потом превратил эти карты в игривого котёнка с клубком. Парень улыбнулся и развеял иллюзию.
- А ты умелый, парень, - раздалось вдруг из тёмного угла.
Дей глянул туда и заметил сидящего мужчину. Спиной он опирался о стену, голова была закинута немного назад.
- Ты кто? – спросил блондин.
- Как и ты, иллюзионист. Видимо, всем нам суждено закончить свои дни в тёмных сырых подвалах, - тихим красивым голосом с лёгким французским акцентом проговорил неизвестный.
- А как долго вы здесь? – поинтересовался Дейдара, подходя к мужчине.
- Солнце здесь, конечно, не светит, но, судя по тому, что охранники заходят сюда раз в день, я здесь уже пять недель и один день.
- А как вас зовут?
- Итачи. И давай на ты, - предложил мужчина. – В конце концов, мне всего лишь двадцать один.
- Дейдара. Или просто Дей. Мне пятнадцать. Приятно познакомиться, - он улыбнулся и протянул руку, отметив про себя, что новый знакомый выглядит не моложе тридцати, хотя, может, это из-за темноты, царящей в помещении.
Итачи сначала опешил от такой дружелюбной и искренней улыбки, но быстро пришёл в себя и пожал тёплую руку, тоже слегка улыбаясь.
- Взаимно.
- У тебя холодные руки, - заметил блондин.
- Знаю, но ничего не могу поделать. Отсюда меня не вытащат, а тут не тепло, как ты, я думаю, заметил.
Блондин невольно обратил внимание на необычный манер речи собеседника: его голос был тягуч и тих, а слова стояли не на "своих местах", что придавало таинственности его образу. Туманным этот образ делали и чёрные тонкие волосы, свисавшие до лопаток, которые сейчас были заплетены в растрёпанный низкий хвост, и чёрные глубокие, но в то же время пустые глаза, которые, казалось бы, повидали всё на этом свете, и две морщинки, которые отходили от внутреннего уголка глаз и почти достигали краешков красиво очерченных бледных тонких губ, залёгшие чёрными линиями на благородном королевском лице.
- Ты просто отчаялся и сдался, - дерзко заявил Тсукури, на что Итачи лишь повёл аккуратной бровью.
- А что бы сделал ты? – усмехнулся он.
- Попытался бы выбраться.
- Ну-ну, удачи, - ещё одна усмешка.
Дейдара пропустил его слова мимо ушей и начал глубокий мыслительный процесс с обдумыванием плана побега и подсчётом сложных вычислений.

Тсукури думал уже более часа, и Итачи наскучило, чему он даже удивился, ведь хорошо чувствовал себя всё это время и без общения. "Видимо, от Дейдары тепло и тяга какая-то идёт", - решил он, медленно вставая с насиженного места, и подошёл к блондину.
- Ну как, придумал дельное что-нибудь? – улыбнувшись чему-то своему, спросил он.
Дейдара перевёл неосмысленный взгляд на собеседника и несколько секунд смотрел сквозь него, всё ещё находясь где-то в своих мыслях. А потом часто поморгал несколько раз и мотнул головой, ещё больше растрёпывая золотой хвост, который сполз с макушки на затылок. Но поправлять его он и не думал.
- Ой, прости. Нет, я ещё не всё продумал, но уже половина плана готова.
- Думай быстрее, - без нажима посоветовал Итачи, присаживаясь рядом с парнишкой на бивак с сеном.
- У нас же времени в лом, так что не забивай голову, - отмахнулся он.
- Точно, ты же не знаешь…
- Чего я не знаю? – тут же вскочил блондин.
- Почти всех своих заключённых он заставляет ублажать своих гостей. Ты не будешь исключением, - спокойно сказал брюнет, глядя в стену.
- Что?.. – вытянулось лицо Дейдары.
- Да-да, мы здесь, как шлюхи в борделе. Но волноваться пока не нужно – гости прибудут лишь через два дня, если можно верить говору охраны.
- Что ж, время есть, - решил крестьянин, садясь и вновь начиная думать план.
Дверь отворилась, и в темницу зашла девушка. Это была Темари. Охране она приказала остаться снаружи, чтобы та не мешала разговору.
Блондинка подошла к решётке и открыла дверь. Зашла внутрь и тут же схватила следившего за ней Дейдару за грудки.
- Ты… Что ты сотворил с моим кузеном?.. – прошипела сквозь зубы девушка.
"А она сильная…", - заметил крестьянин, тут же усмехнувшись. – "Но глупая".
- По какому поводу ты сейчас ухмыляешься, низший? Думаешь, смог графу заморочить голову иллюзиями и теперь считаешь себя всесильным? – негодовала графиня, продолжая шипеть.
"Что ж, если Дейдара выживет, то я буду, пожалуй, считать его везунчиком…" – подумалось Итачи, как вдруг он заметил в затемнённом углу движение и золотую макушку. – "… или же очень смышленым и талантливым парнишкой", - брюнет улыбнулся.
- Хм… А Вы думаете, что всесильны, раз богаты? – спросил подросток из-за спины Темари.
Она медленно повернулась. От зоркого глаза Дейдары не укрылась дрожь её рук. Он усмехнулся. Блондинка перевела взгляд на парня, которого прижала к каменной стене. И словно по мановению невидимого жезла он растаял в воздухе, подарив на прощание графине не злобную, игривую усмешку.
- К-как?.. – шокировано пробормотала она.
- Иллюзия, Ваше высочество, ничего более, - ответил Тсукури с лёгкой улыбкой.
- Хм… Теперь я вижу, что вы не так уж и просты, юный пленник, - скорее, себе произнесла девушка, смотря на горящий на стене факел. А потом перевела взгляд на него. – И всё же, что вы показали моему графу, что его охватил жар и лихорадка?
- Его прошлое, ваше высочество, - сказал блондин.
Темари хотела что-то сказать, но подошёл стражник и негромко сказал:
- Прибыла юная госпожа. Утверждает, что является наследницей королевского престола и хочет увидеться с юным мастером, который так легко заставил уважаемого графа неспокойно дышать и видеть кошмары.
- Что ж, да будет так, - кивнула Собаку. – Но прежде я хотела бы убедиться, что это именно она. Отведите меня к ней.
- В этом нет нужды, - звонкий голос раздался из дверного проёма.
Там стояла худенькая высокая девушка с русыми волосами, заплетёнными в косу, в тёмно-розовом с золотыми узорами пышном платье.
- Что ж, думаю, нам следует оставить вас наедине, - сказала Темари и вышла. Разумеется, она сразу узнала в девушке принцессу Кристину.
Вошедшая подождала, пока все ненужные люди скроются за дверью, и, едва это случилось, подбежала к блондину.
- Как я скучала, Дей… - прошептала она, крепко обнимая его.
Он рассмеялся.
- Я тоже скучал по твоей взбалмашной голове, Ино, - сказал парень, выпуская из объятий принцессу.
- Ну хоть кто-то ещё называет меня не полным именем, - улыбнулась она. Но тут же посерьезнела. – Как ты тут вообще оказался?
- Ну… Я показал графу его прошлое… его яд, - Тсукури усмехнулся, вспоминая выражение лица Акасуны.
Ино лишь изогнула бровь. А потом наклонила голову чуть в бок и заприметила ещё одну фигуру в темнице.
- Вы кто? – спросила девушка с любопытство в зелёных глазах.
- Итачи Учиха, - ответил он, сделав шаг вперёд и слегка склонив голову в уважительном жесте.
- О, вы ведь мастер иллюзий, лучший в своём деле во Франции, - уже заинтересованно сказала принцесса, подходя ближе к брюнету.
- Видать, уже здесь я небезызвестен, - отчего-то грустно улыбнулся он. – Даже принцесса Англии слыхала обо мне.
- Безусловно! Вас ведь изгнали из страны, повесив на вас убийство своего клана, - запричитала Кристина, превращаясь из высокопоставленной личности в простую добру девушку.
- Мир не так справедлив, как хотелось бы, - ещё одна грустная улыбка. Пустые глаза лишь подчёркивали его тоску. – Семьи – нет, родного дома – тоже…
- Что ж, не стоит печалиться, - сказал до этого молчавший Дейдара. На него посмотрели с интересом пара зелёных глаз и с пустым удивлением пара чёрных глаз. – Есть у меня идея, как сбежать отсюда.
- Я не пойду, - тихо сказал Учиха. И в ответ на изумлённый взгляд произнёс. – Меня объявили по всей Европе в розыск. За мою голову денег немало предлагают. Дома у меня нет тоже. А тут какой-никакой кров, еда и не смотрят с презрением или ненавистью.
Дейдара переглянулся с Ино и вздохнул.
- Тогда и я останусь. Не бросать же тебя одного, - блондин улыбнулся и повернулся к принцессе. – Если пересечёшься с графом, передай ему, что я нашёл яд, действующий лучше, чем его, яд прошлого… - в голубых глазах блеснула ухмылка, и Кристина улыбнулась.
- Конечно, Дей. Ну что ж, я побежала. Прости. Пока, - она поцеловала в щёку Тсукури и подошла к Учихе. Невесомо коснулась тонкими пальцами бледной скулы и коснулась этого места губами, почти также невесомо. – До свидания, Итачи. Не скорбите. Надеюсь, на скорое свидание с вами вновь.
Девушка удалилась, бросив просящий взгляд на Дейдару. И он понял, что она всего лишь хочет, чтобы он не покинул таинственного иллюзиониста.
Скрипнув, закрылась дверь. Наступила тишина. Она не была удушающей, но и приятного в ней не наблюдалось.
- Дейдара, - прервал её, наконец, Учиха. Блондин тут же повернул голову в его сторону. – А откуда ты знаком с будущей королевой? Не пойми меня неправильно, но мне казалось, что не её ты круга общения.
- А, это… - Тсукури улыбнулся. – Когда-то давно я жил при её дворе. Мы были ровесниками, а потому быстро нашли общий язык и темы для разговоров, так как больше в замке никого младше тринадцати не было, а в пять лет ей было неинтересно общение с ними. Уже потом, когда мне было десять, мы переехали служить сюда. Однако Ино часто навещала предписанного ей жениха – Гаару, а потому мы продолжали наше общение. Вот и получилось, что мы знакомы.
Итачи кивнул и развернулся к своему месту, коим считал тёмный угол, куда не падал свет огня факелов, застеленный соломой.
Дейдара лёг в углу, который был ближе к двери. Вновь наступила тишина. Дей вдруг заслышал едва слышный стук с угла, где лежал Итачи. Глянув туда, он заметил лёгкую дрожь бледного тела. Он встал с настила и, подхватив своё тонкое одеяльце, подошёл к брюнету. Он лежал лицом к стене. Его зубы тихонько стучали, и теперь Дей понял, что за звук раздавался в темноте. Он укрыл его своим покрывалом и вернулся к решётке. Просунул руку между прутьями и попытался дотянуться до горящего факела. Это оказалось нелегко, потому как тот был в метре от решётки. Но спустя пару минут Тсукури вернул руку обратно в свою обитель с факелом.
Он взял немного соломы из своего ложа и, расстелив её в пяти десятках дюймов от Итачи, поджёг огнём факела. Его он тут же вставил в проём в стене, видимо, предназначавшийся для него. Сымпровизированный костёр он оградил валяющимися в углу кирпичами и камнями, а в горящие язычки подкинул куски коры и крупные щепки, которые лежали у самой стены снаружи у решётки. А сам лёг на место, которая, благодаря маленькой комнатушке, было недалеко от огня, и холодно не было.
- Спасибо, - тихо произнёс Учиха.
Дейдара лишь кивнул, будучи уверенным, что Итачи его понял.
Приближался рассвет, когда в темнице, освещаемой костром и нарушаемой его треском, оба её обитателя заснули.
"Золотой свет в темноте… Ты стал вторым рассветом в моей жизни, Дейдара…" – было последней мыслью Итачи.
"Встретить ещё одну темноту в темноте… Забавно. Но я должен помочь Итачи. Не хочу, чтобы он погряз в этой темноте", - пронеслось в голове блондина, и через несколько секунд он упал в объятья сна.

Глава 4. Тет-а-тет

К утру импровизированный костерок потух. Однако Итачи впервые за всё своё пребывание здесь почувствовал тепло, бодрость и радость новому дню, чему он немало удивился. Но решил, что всему виной его новый сосед, который ещё нагло дрых на полу (за ночь он почти весь сполз с соломы, и лишь левая рука ещё не касалась каменного пола). И Учиха его простил за эту "провинность", ведь ему было так хорошо.
Он встал и укрыл Дейдару одеяльцем, которое тот бескорыстно одолжил ему на ночь. А сам подошёл к решётке и посмотрел на горящий снаружи факел. Второй сейчас был в их "комнате", а ведь Итачи и не заметил вчера, что Тсукури его поставил здесь.
Улыбнувшись, Учиха посмотрел на свои руки. "Иллюзии… Я не использовал их с тех пор самых, как меня здесь заперли. Даже раньше. Интересно, ещё могу ли я их создавать?" – думал он, сжимая и разжимая кулаки, продолжая смотреть на них. Поколебавшись несколько секунд, он всё же опустил руки и переместил взгляд на стену. Прикрыл глаза и тут же открыл. Перед самой стеной появился большой тигр, который спокойно лежал, одним глазом наблюдая за своим создателем. Ещё чуть поднапрягшись, Итачи создал рядом с тигром маленькую девочку, которая играла с мячиком. Теперь тигр наблюдал своим голубым глазом за ней. К девочке иллюзионист приставил ещё и маму, которая с мягкой улыбкой смотрела на своё веселящееся чадо.
- Это невероятно… - чуть слышно проговорил проснувшийся минуту назад Дейдара, который с восхищением наблюдал за иллюзиями и мастером.
Итачи слегка улыбнулся, краем глаза смотря на восторженное лицо сокамерника. Но вдруг в глазах всё поплыло, и заболела голова. Иллюзия дрогнула и исчезла. У Учихи подкосились ноги, и он упал на колени, держась одной рукой за голову. В уголках зажмуренных глаз появилась кровь, но её было слишком мало для того, чтобы потечь тонкими ручейками по скулам и щекам.
Дейдара мгновенно подскочил к Итачи и слегка приобнял его за плечи. Он приподнял его лицо и, держа лицо в своей ладони, аккуратно стёр большим пальцем кровь из левого глаза, а потом и из правого. Странно или нет, но блондину не показались его действия чересчур заботливыми и нежными и наверняка далеко не дружескими. А вот Учихе… Он был не так наивен, как голубоглазый парень, а потому сразу заметил неоднозначность его действий. И поддавшись какому-то странному порыву, приблизился к лицу Тсукури. Того не смутила близость их лиц, не столько потому, что он был не против, сколько потому, что ему даже в голову не пришло, что выглядит это со стороны странновато для двух парней.
- Ты постарайся больше столько много иллюзий за раз не создавать. Это слишком большая нагрузка для твоего тела, - мягко улыбаясь, как мама, которую создал Итачи минуту назад, посоветовал Дей, отдаляясь от Учихи и вставая на ноги.
В голове брюнета мгновенно промелькнуло разочарование, которое он тут же подавил. Не хватало ему ещё привязываться или, хуже, влюбляться в этого парня.
- Да, пожалуй. Столько не использовал эту силу. Не стоило в первый раз так много иллюзий создавать, - кивнул Итачи и тоже поднялся на ноги. Голова ещё побаливала, и в глазах мутило, но стоять он мог уже уверенно.
Следующие несколько минут прошли в молчании. Дейдара создавал у себя на ладони небольшие иллюзии, то улыбаясь, то задумываясь о чём-то своём. А Итачи думал о самом Дее. По сути, его не отталкивала мысль о том, что Тсукури – парень. Стоит заметить, что он был симпатичный. По крайней мере, Учихе нравились его золотые длинные волосы, детское личико с голубыми глазами, тёплые тонкие руки и невысокая, худенькая, какая-то женственная фигурка. А ещё нравился его характер: задорный, буйный, непредсказуемый, упёртый, но такой светлый, чистый, невинный и наивный. По мнению брюнета, этих восьми слов вполне достаточно было, чтобы описать Дейдару. А ещё он отметил талант парня. В пятнадцать лет тот создавал умелые иллюзии. Внезапно в голове Учихи всплыл разговор Темари и Дейдары.
«… - Ты… Что ты сотворил с моим кузеном?.. …»
«… - И всё же, что вы показали моему графу, что его охватил жар и лихорадка? …»
Это же насколько должна быть умелой и реалистичной иллюзия, чтобы довести самого графа Акасуну, известного своей жестокостью и непроницаемостью, до лихорадки?
«… - Его прошлое, ваше высочество …»
Это был ответ Дейдары на вопрос Темари.
"Что ж, возможно, действительно прошлое было ужасным", - решил Итачи. Он ведь не знал ничего, как и все, потому что граф тщательно скрывал своё детство. – "Но даже если оно было настолько ужасным, то в любом случае иллюзия должна была быть необыкновенно реалистичной, раз граф поверил ей. Более того, создавал Дейдара наверняка не отдельные предметы, а целые движущиеся пейзажи. Это нелегко и требует большого количества жизненной энергии. А когда его вчера приволокли, он был бодр и весел. Он на редкость выносливый и сильный, кроме того, его талант. И это всё делает его уникальным. Жаль, что граф этого не оценит", - Учиха вздохнул, задержав свой взгляд на улыбающемся своим мыслям Тсукури. – "Любопытно то, что решит ли граф оставить его на потеху себе или другим гостям", - усмехнулся брюнет и тут же повернулся в сторону скрипнувшей двери. Дейдара тоже устремил туда взгляд.
В проёме стоял стражник. Он подошёл к решётке, отворил её, оставил на полу поднос со скудной едой и ушёл, закрыв решётку.
- Что тут дают? – задал риторический вопрос блондин и тут же осмотрел яства.
- Хлеб, вареное мясо, овсянка, яблоко и молоко, - ответил Итачи и добавил на вопросительный взгляд сокамерника. – Каждый день – одно и то же.
Тсукури вздохнул.
- Что ж, не так уж и плохо, - решил он и принялся есть свою порцию.
Учиха тоже взял свою часть еды и начал есть, изредка поглядывая на довольного блондина.
Когда завтрак был закончен, парни сели на солому Итачи, укрытую тряпкой, служившей одеялом, и разговорились, в основном, о своих прошлых летах.
- Слушай, Итачи, - начал Дейдара.
- Мм? – парень посмотрел на блондина.
- Мы же здесь вроде как пленники, - Учиха кивнул. – Тогда почему нас неплохо кормят?
- Я ведь говорил уже, что мы здесь, как шлюхи. А ты, уверен, понимаешь, что клиентам нужен качественный товар. Граф поэтому о нас и печётся. Хотя и не каждый пленённый занимается таким. Есть те, кто работают в полях, те, кто в винодельне, и те, кто убирают в замке.
- Значит, все слуги – пленники? – удивился Тсукури. Брюнет кивнул, а Дей напрягся, резко изменившись в лице: стиснутые зубы и злые глаза. – Тогда…
- Что такое, Дейдара? – Итачи изогнул красивую бровь.
"Он всегда их наказывал. И спину их всегда были в крови и синяках. Он их часто избивал. Он считал их своими игрушками, рабами. Он думал, они – его, ведь именно нашей семьёй расплатились за долги. Он обращался с ними, как хотел. А они мирились", - пронеслось в светловолосой голове. Руки сжались в кулаки.
- О чём бы ты сейчас не думал, Дейдара, граф был тогда ещё слишком юн, и пост занимали его отец и советник, - словно прочитав мысли брата по несчастью, сказал Учиха. – Не вини его, - он перевёл взгляд с парня на стену.
- Знаю, просто… - блондин задумался о прошлом, а потом встряхнул головой. – Всё, забудь.
Дверь скрипнула, и иллюзионисты вновь обратили свой взор туда. В тусклом свете огня виднелся худой невысокий силуэт. Он шагнул вперёд.
- Дейдара, приведёшь себя в порядок – и стража заведёт тебя ко мне, - ледяным голосом сказал он.
На губах блондина появилась ухмылка.
- Граф, - протянул он, – Вы всё же пришли в себя.
- Не дерзи, - приказал Сасори. Он не повысил голос, но от его холодности было не по себе.
- А иначе что? – сарказм в голосе и ухмылка явно давали понять, что Дей был не намерен подчиняться графу.
- Иначе ты будешь своими чудесными волосами вытирать полы во всех комнатах, а дерзким языком вылизывать пыль со шкафов, - всё также холодно ответил Акасуна, но ухмылка с лица Тсукури не сошла.
- Хм. Вы слишком самоуверенны, граф. Я могу создать иллюзию всего этого, и Вы даже не поймёте этого. Весь Ваш замок, всю Вашу жизнь я могу превратить в иллюзию, а Вы и не узнаете, - спокойно ответил он.
- Не стоит этого делать, Дейдара, - спокойно сказал до этого молчавший Итачи. – Думаю, граф всего лишь хотел поговорить с тобой тет-а-тет.
В темноте не было видно, но Сасори явно перевёл свой взгляд на Учиху.
- Ты как всегда сообразителен, Итачи. Благодарю, что разъяснил это и ему, - взгляд вновь переместился на блондина. – Тебя отведут ко мне, когда ты будешь готов, - и с этими словами граф вышел.
Но вместо него зашёл стражник. Оставив в темнице миску с водой, кусок мыла, расчёску, начищенный круг металл, служивший зеркалом, и тряпку, он оставил парней наедине.
Дейдара распустил растрёпанный хвост, и золотые пряди рассыпались по плечам. Он их расчесал и вновь заплёл в высокий хвост, по обыкновению сокрыв за длинной чёлкой половину лица. Умывшись и вытерев лицо тряпкой, он глянул в зеркало и усмехнулся себе.
- Эй, стражник, тащи свою тушку сюда! – достаточно грубо и дерзко позвал блондин. Итачи усмехнулся, а стражник наверняка хотел от души врезать Дею, но приказ есть приказ, и он молча вывел иллюзиониста из камеры.
Они поднялись по ступеням витиеватой лестницы, на стенах вокруг которой на каждом метре висели горящие факелы. Потом они шли по длинному коридору, освещаемому свечами, и лишь потом подошли к какой-то комнате. Большая дубовая лакированная резная дверь явно указывала на то, что комната была не заброшена и не малозначима в этом замке.
Стражник постучался, но не успели ответить, как Дейдара пнул дверь и он открылась.
- Нас же ждали, - ответил блондин на полный негодования и упрёка взгляд стражника.
- Он прав, - сказал граф, сидя на кресле, и взглядом приказал охраннику уйти. Потом его взгляд устремился на Тсукури. – Подойди ближе, мальчишка.
Дейдара, решив, что надо хоть раз подержать язык за зубами и послушать господина, зашёл глубже в комнату, заперев дверь на ключ. Сасори довольно улыбнулся тому, что иллюзионист понял его без слов.
- Что Вы хотели, граф? – что странно, но в голосе пленника не проскользнула ни наигранная любезность, ни небрежность – только чистейшее любопытство.
- Откуда ты знаешь события того дня? Или ты просто тыкал пальцем в небо? – сразу спросил Сасори, вставая с кресла. В его голосе также не прозвучали, что удивительно, ни нотки злости, ни холода. Наоборот, голос был спокойным, уверенным, даже немного мягким.
- Нет, я не тыкал пальцем в небо. Я не выдумывал ничего. И я не догадывался. Всё, что я создал, было осознанным и реальным, увиденным мною, - ответил Дейдара. Он сам не заметил, как начал присматриваться к Акасуне. Его красные волосы показались иллюзионисту мягкими, и появилось необъяснимое, неосознанное желание проверить это. Захотелось коснуться фарфоровой кожи лица, наверняка холодной и гладкой. Захотелось, чтобы карамельные глаза продолжали бесконечно долго смотреть на него этим томным взглядом.
Тсукури встряхнул головой. Со стороны это выглядело так, будто он скинул чёлку с глаз, но на самом же деле Дей гнал эти мысли из своей головы.
- Тогда как? Я не оставил ни единого свидетеля, все слухи пресёк на корню, сочинил легенду всего случившегося. Как же ты узнал правду? – наверное, голос графа должен был повыситься на несколько тонов, и в нём должно было присутствовать негодование, непонимание, какое-то отчаяние. Но его голос оставался всё таким же тихим, спокойным и мягким. И казалось, он вот-вот улыбнётся, однако этого не случалось, и взгляд оставался всё такими же уставшим, хотя и не скучающим.
- Я видел всё это. Не знаю, помните ли Вы меня или нет, но я был тогда там, - спокойно говорил Дейдара. Не отдавая отчёт своим действиям, он сделал шаг вперёд, к Сасори.
- Не помню, - не задумываясь, ответил Акасуна. Он помнил, что был один мальчишка, но он его утопил.
- Что ж, давайте я Вам напомню, - вздохнул блондин и закрыл глаза.
Рядом с Деем появилась семья: невысокая исхудалая женщина с длинной русой косой и серыми глазами, высокий мужчина с широкими плечами и грудью, небольшим светлым хвостиком на затылке и голубыми глазами, а последним был мальчик, который скромно выглядывал из-за женщины. Он был похож на свою маму своей фигуркой и лицом, а золотые волосы до лопаток и яркие голубые глаза были как у папы. Граф посмотрел на каждого члена семьи, узнав в них своих давнишних слуг, а потом на иллюзиониста. Но тот ничего не сказал и даже не посмотрел на него, полностью сосредоточившись на создании ещё одной иллюзии. Это был четырнадцатилетний парень. В нём Акасуна не без удивления узнал себя. Родители мальчика вдруг растворились, а комната превратилась в луг с бурной речкой и небольшим леском. Именно его вчера показывал Дейдара. Только теперь наблюдателем был не только создатель этой иллюзии, но и сам граф. А актёрами служили мальчик и Сасори-иллюзия, который по неслышимому велению своего создателя опустился к речке. А мальчик подошёл к нему, следую всё тому же прозрачному приказу.
- Привет… - с улыбкой произнёс мальчик.
В ответ на это подросток окинул представшего пред ним блондина холодным презрительным взглядом и, схватив за руку, кинул в воду. А сам ушёл, отдав тонущего мальчика в руки судьбы.
Сасори быстро понял, что тот мальчик, которого он безжалостно кинул в холодную мартовскую воду тем днём, и был Деем. Но почему он жив? Граф повернулся к Дейдаре и хотел, было, спросить это вслух, но тот понял это без слов и продолжил иллюзию.
Вот четырнадцатилетний Сасори скрылся между деревьев, и маленький Дей, не переставая пытаться ухватиться за что-нибудь, был подхвачен течением реки. Его всё несло по воде, а он расплёскивал воду руками и ногами, с глаз лились слёзы, но они были почти незаметны среди брызг воды. Золотые волосы намокли и прилипали к лицу, одежда словно склеилась с телом, мешая движениям, руки уже явно устали. В рот и нос то и дело попадала вода, и мальчишка захлёбывался, но не сдавался, постоянно откашливаясь и отплёвываясь. Но уже через несколько минут ручки запутались в мокрой одежде, ножки "связали" водоросли, которых было полно в реке, а вода забила лёгкие, и Дейдара, уносимый течением, начал тонуть.
Его вынесло в озеро, в которое вытекала река. Лёгкие волны выкинули его на травянистый берег, всё равно продолжая укрывать собой его хрупкое тельце. Его подобрал какой-то парень, одиноко гуляющий у берега, ранним утром следующего дня, когда солнце только-только начинало появляться на горизонте.
Сасори хотел попросить продолжения, ведь история показалась ему интересной, но иллюзионист понял его без слов.
Мальчишку незнакомец отнёс к себе. Откачал ему воду из лёгких, переодел в сухую одежду, положил на кровать и укрыл несколькими одеялами. Парень разжёг костёр и сел около мальчика на кровати. Сам он был высоким и подтянутым, с бледноватой кожей, чёрными волосами и такими же глазами. Он был примерно такого же возраста, что и юный Сасори, – лет тринадцать-четырнадцать. И несмотря на это, он жил один. Брюнет смотрел на Дейдару, а когда тот начал биться в лихорадке, которая захватила промёрзшее тело, склонился над ним и погладил по ещё влажным волосам.
Парень понимал, что шансы выжить у мальчика на нуле, но продолжал ухаживать за ним. А ночью он ложился рядом и прижимал Дейдару к себе, шепча что-то успокаивающее, но не нежное. Тогда блондин расслаблялся и, прижимаясь сильнее к телу своего спасителя, засыпал крепким сном. Лихорадка давала о себе знать лишь на утро, когда брюнет вставал с кровати, оставляя мальчонку одного.
Так продолжалось около двух недель.
И в один день, когда парень по привычке улёгся рядом с Деем, тот открыл свои голубые глазки. Брюнет немного опешил от этого внимательного, изучающего взгляда и не шевелился. Даже когда мальчик протянул руку и несмело коснулся его щеки, а потом и волос, никак не отреагировал. И лишь когда Дейдара улыбнулся, парень тоже позволил себе лёгкую улыбку. Он хотел встать с кровати, но блондин вцепился в его руку с нечеловеческой хваткой, и парню пришлось лечь на место.
- Как тебя зовут? – спросил мальчик, не отпуская руки своего спасителя.
Тот немного поколебался, но всё же ответил:
- Саске, - и выгнул бровь, словно вопрошая то же самое.
- Дейдара. Или просто Дей, - блондин улыбнулся ещё шире.
Саске кивнул.
И после этого начались долгие четыре года жизни Тсукури. Он помогал Саске по хозяйству, а тот обучал его иллюзионистскому мастерству, которое сам унаследовал от родителей. Как оказалось, у него целые поколения владели силой иллюзии, которую создавали в голове, а воплощали глазами. Дейдара же так не мог: все его иллюзии создавались в голове, однако он создавал их по-другому. Сперва это было с помощью рук, а через некоторое время простой мысли и хорошей концентрации было вполне достаточно. Единственным слабым местом блондина было то, что все его иллюзии не отражались в зрачках в отличие от реальных предметов, поэтому достаточно было присмотреться к его глазам, чтобы выявить обман. Но это было мелочью, и вряд ли кто стал бы подходить к Дейдаре настолько близко, чтобы это узнать. В конце концов, он мог создать такую иллюзию, что его не было бы видно. Также Дей не смог освоить это искусство настолько, чтобы иллюзия действовала на много человек. Максимум, которого достиг паренёк, – два человека, в то время как Саске мог пленить своей иллюзией более двадцати человек. Но в чём Тсукури превзошёл своего учителя, так это в том, что тому требовались открытые глаза, чтобы создать иллюзию (ведь именно глаза отвечали за этот процесс), а ему самому достаточно было сосредоточиться на мыслях. Более того, жизненная энергия, выносливость и сильный организм парня позволяли ему показывать более сложные иллюзии в течение долгого времени. К тому же зрение брюнета стремительно снижалось из-за частого использования глаз для подобного рода вещей. Благо, были хорошие целительницы и травницы в деревне и излечивали его. Самыми лучшими считались Тсунаде со своей помощницей Шизуне и ученицей Сакурой. Они часто захаживали в гости к парням, принося лекарства для Саске, а также еду и одежду для них двоих.
На этом Дейдара прервал свою иллюзию и посмотрел на графа. Тот стоял, поражённый историей юного мастера. Нет, он не был в восторге, в шоке, не сочувствовал и не восхищался парнем. Просто редко встретишь человека с такой невероятной и захватывающей историей. Вопреки своим принципам Сасори захотелось узнать историю блондина глубже, но это всё потом – сейчас ему было интересно иное. В этой истории он видел младшенького Учиху – Саске. "Судя по всему, Дейдара не догадывается о том, что Саске и Итачи родственники. Что ж, не будем говорить. Пусть это будет сюрпризом и для Итачи, и для этого парнишки", - в мыслях усмехнулся граф, но на лице сохранил спокойствие.
И всё же он позволил себе лёгкое любопытство.
- А что стало с Саске? И почему ты ни с того ни с сего решил осветить меня своим присутствием? – это звучало с явным сарказмом, но на идеальном лице ухмылки не появилось.
- Я ждал этого вопроса, - не злобно усмехнулся Тсукури.
Граф немного, почти незаметно приподнял уголки губ в ответ.
И Дейдара продолжил. Даже не спрашивая, готов ли к подобному Акасуна. А готовиться, возможно, стоило…
На этой иллюзии блондин выглядел, как и сейчас. Он сидел на дырявом покрывале во дворе под старой осиной, создавая на ладони миниатюрные фигурки-иллюзии жителей, можно сказать, своей деревни. Самым последним был Саске.
- Похож, - сказал брюнет, уже семнадцати летний юноша, а не тринадцатилетний мальчишка, выходя из-за спины своего ученика.
Дейдара улыбнулся.
- Хм… Какой учитель – таков ученик, - сказал он, и Саске кивнул, слегка приподняв уголки губ.
Он опустился рядом с блондином и посмотрел на заходящее солнце. Красивое зрелище. Особенно здесь, в тихом, пустом, безлюдном поле, где только ветер слегка ласкает высокие колосья и траву, а редкие деревья скрывают в своей тени единичных гостей.
- Есть кто-нибудь, кого ты любишь? – спросил вдруг Саске.
- Я много кого люблю, - даже не задумавшись, уверенно произнёс Тсукури. И это было правдой, если не считать того, что для каждого человека у него была своя любовь.
- А меня ты любишь? – как ни в чём не бывало, продолжал задавать вопросы брюнет, даже не подняв взгляда на ученика.
- Да. Вы сделали для меня многое. Вы спасли меня и научили мастерству иллюзиониста. Вы дали мне приют и полноценную жизнь, - ответил Дей. Он, как и Саске, устремил свой взгляд к горизонту, где садилось солнце и, чтобы окончательно не исчезнуть, окрашивало всё вокруг мягким розовым и персиковым цветом.
Блондину хотелось сказать гораздо больше – это было заметно по глазам. Но он молчал. Он хотел сказать: "А ещё я люблю Вас. Как должен любить девушку. Но люблю Вас. Это чувство заставляет быть с Вами и слушать Ваши слова. Я хочу быть ближе, хочу быть с Вами… навсегда". Но он не сказал этого.
- Всё? – с едва заметным разочарованием в голосе спросил Саске.
- В смысле? – Тсукури посмотрел на своего учителя, который теперь смотрел на своего ученика.
- Это не любовь, а благодарность. Любишь ли ты меня? Любишь не как брата, а как любимого человека? Любишь? – голос брюнета становился всё тише, а его лицо приближалось к лицу ученика. Тот не двигался, не желая разрушать эту картину.
- Учитель, Ваша иллюзия как всегда искусна. Но не забывайте: я всё вижу, - тихо сказал парень, не в силах оторваться от чёрных глаз.
Секунда, и Учиха-иллюзия растворился. А настоящий появился на ветках осины.
- А ты хорош, - проговорил он, спрыгивая вниз и усаживаясь рядом с парнем. – Но ты не ответил на мой вопрос.
Дей посмотрел на Саске, который, как и его недавняя иллюзия, сейчас смотрел ему в глаза.
- Дейдара… Ты… любишь меня? – он приблизился к лицу своего ученика. – Дейдара… - прошептал он в самые губы парню и приник к ним лёгким поцелуем.
Тсукури был несколько поражён таким ходом событий, но он видел, что это не иллюзия, а потому подался вперёд и ответил на поцелуй.
Детали той жаркой ночи Дей разумно пропустил в своей иллюзии, а потому перед Сасори предстала картина следующего утра.
Саске плавал в озере, где когда-то чуть не умер блондин. А Тсукури сидел на берегу и молча наблюдал за слегка пошатывающимися верхушками леса. По всему его виду было видно, что ему плохо. Однако Акасуна так и не понял, почему. "Видимо, что-то произошло ночью", - пронеслось в красноволосой голове, и его мысли вновь занялись иллюзией.
Учиха тем временем вышел из озера. Он взял полотенце и, вытиревшись, подошёл к блондину.
- Ai wa kurutte iru... Mōshiwakearimasenga watashi wa anata o kizutsuketakunakatta yo*, - тихо сказал он, сев на корточки рядом.
- Arimasen. Anata! Subete ga junchōdesu. Shazai shite imasen. Aigasubete kurutte iru. Jibun no kono shōgai nashide**, - поспешно ответил Дейдара.
- Ты знаешь японский? – изумлённо спросил Саске.
- Как видишь, - слегка улыбнулся парень.
- Тогда почему ты грустишь? – проявил любопытство Учиха.
- Сегодня я ухожу обратно в графство, - с грустью ответил блондин.
- Это из-за меня? – с напускным равнодушием спросил брюнет.
- Нет, что Вы. Просто я должен кое-что сделать. Обещаю, что вернусь через два дня вечером. Если этого не случиться, то, скорее всего, я мёртв, - на этих словах Дей встал с земли и пошёл в дом за вещами.
Саске провёл его взглядом и вновь зашёл в воду по пояс.
Дейдара оборвал иллюзию и посмотрел на графа.
- Дай угадаю. Ты тогда говорил о походе ко мне, - спокойно сказал он. Тсукури кивнул. – Уже день прошёл. Остался день. Но ты не успеешь дойти. Что же ты будешь делать? Или Саске придёт за тобой?
- Не знаю, - просто ответил блондин. И вежливо добавил. – Могу я идти?
- Конечно. Стража, отведите его, - приказал Акасуна.
Дейдара поклонился и удалился вместе с охранниками. Сасори проводил его взглядом. "Будет забавно, если Саске заявится сюда. Надо будет его с братишкой познакомить", - улыбнулся своим мыслям граф.

* Любовь сводит с ума... прости, я не хотел делать тебе больно.
** Нет. Что Вы! Всё хорошо. Не стоит извиняться. Любовь всех сводит с ума. В этом нету Вашей вины.

Не смогла удержаться ^^

@музыка: Marilyn Manson - Evidence

@темы: фанфик, слэш, миди, драма, гет, арт (фанфик), Фандом: Наруто, Сасори/Дейдара, Reality?.. No, it's just illusion..., NC-17, фэнтези

URL
Комментарии
2012-03-08 в 12:02 

Noir_1
У каждого свои тараканы в голове. У меня - Чернобыльские.
Demi**, ах... спасибо большое, и тебя с 8 марта! Отдохни на славу.

2012-03-08 в 12:14 

SasoriKun
Есть те, кто приносит добро и всепрощение, есть те, кто приносит зло и хаос, а есть я, я просто несу пакетик...
здорово, потрясающая глава)

2012-03-08 в 17:23 

Живая Шляпа
Без таланта вранья нет таланта писателя. (с) Андрей Белянин
Noir_1, спасибо) тебя тоже с праздником) и всего тебе самого хорошего)
SasoriKun, спасибо большое^^

URL
2012-04-23 в 13:31 

*Lady Death*
Смерть это, конечно, хорошо, но жизнь-то лучше.
класс! история Дея очень интересная *улыбнулась*. как всегда - забираю.

   

Минутка глупости

главная