19:05 

Reality?.. No, it's just illusion… Глава 5.

Живая Шляпа
Без таланта вранья нет таланта писателя. (с) Андрей Белянин
Как много я написала - уже не помещаются все главы^^ также извиняюсь за задержку ^^"

Автор: Demi**
Бета: нету, но кое с чем помогала заказчица – *Lady Death*
Фендом: Наруто
Название: Reality?.. No, it's just illusion… (Реальность?.. Нет, это лишь иллюзия…)
Глава 5
Дисклеймер: все герои и права – Кишимото-сану
Варнинг: слэш, гет, ООС (причём по полной программе :)), AU, действие происходит в средневековье
Рейтинг: NC-17
Герои: Сасори, Дейдара, Гаара, Темари, Канкуро, Итачи, Хидан и прочие второстепенные, в том числе, и мои
Пейринг: Сасори/Дейдара + упоминания: Итачи/Дейдара, Хидан/Сасори, Гаара/Кристина, Саске/Дейдара
Жанр: слэш, гет, драма, немного фэнтези, кое-где проскальзывает юмор
Размещение: если захочется – спросите разрешения у меня и заказчицы
Размер: миди
Саммари: Когда тебе скучно и у тебя есть власть и деньги, ты можешь заказать почти всё. Вот только иногда это "всё" оборачивается против тебя, а противостоять ты не можешь. Так что же делать?
От автора: эта работа по заказу моей подруги. Её заказ:
"Ну, дорогая, ты же сама знаешь, что я жуткая извращенка *рассмеялась*, так что прошу, напиши для меня фф (ну плиииз *милые глазки*). Я читала уже и 'Night Club', и 'Let's do it, Naruto' (ну ты пошляяятина *показала язык и рассмеялась*), так что, верю в тебя *показала язык*.
Значит так, я хочу, чтобы ты написала фф в несколько глав (просто вряд ли меньше получится). Сюжет такой: Сасори – какой-нибудь граф или герцог, а Дейдара – что-то типа гостя, который приехал его развлечь. Пусть вначале Хидан будет любовником Сасори (заметь, просто любовником – никаких чувств, тупо секс), а потом уж Дейдара. А ещё хочу, чтобы Дей и Итачи стали (не были, а именно стали) друзьями. И чтоб Гаара был родственником Сасори (пофигу, каким – хоть мужем *рассмеялась*).
Вроде всё *улыбнулась*. Надеюсь, ты хоть что-нибудь поняла из этого бреда *рассмеялась*.
Ах да, мне понравился твой ход в 'Let's do it, Naruto' со скобками (из шапки: 'в круглых скобках будут дополнения и разъяснения в рассказе, в квадратных – примечания самого автора'), так что сделай так и здесь – твои комменты развлекают *просящие глазки*.
Дерзай и удачи *улыбнулась*. "
От автора 2: Я договорилась с заказчицей, что отныне мои комменты в скобках будут встречаться очень редко, потому что произведение серьёзное. Но они будут))

Глава 5. Тёмное прошлое

Остаток дня Дейдара провёл за общением с Итачи. Брюнет не спрашивал, как прошла встреча, а Тсукури и не рассказывал. Их темы свелись к спорам об искусстве.
- Дейдара, помоги мне овладеть искусством иллюзии вновь, - вдруг сказал Учиха.
- Да, конечно, - согласился, не задумываясь, блондин и улыбнулся. – Только как? Я ведь не могу залезть тебе в голову…
- Просто рядом будь – этого достаточно вполне, - уголки губ Итачи чуть приподнялись, намекая на улыбку.
Дей кивнул и сжал руку сокамерника в своей ладони. Тот немного удивился, но в следующую секунду расслабился и полностью сосредоточился на создании иллюзий. Поначалу это были самые простые объекты, по типу стол, фигура человека, цветок и т.п. Потом Учиха начал делать что-нибудь подвижное, как, например, горящая свеча, бегающая мышка, смеющаяся девочка. И снова начали болеть глаза и голова, а тело свело лёгкой судорогой, и Итачи пришлось сдаться.
Он, не в силах сохранить даже сидячее положение, откинулся назад, но Дейдара его подхватил и приобнял, положив тёмноволосую голову себе на грудь.
- Тёплый… - тихо сказал брюнет.
- А с чего я должен быть холодным? – негромко рассмеялся Тсукури, гладя гладкие чёрные волосы. "Такие же, как у Саске", - подумалось ему.
- Я просто давно не чувствовал человеческого тепла, - сказал Учиха, прижимаясь ближе к чужому телу. Дей лишь крепче обнял его в ответ, словно чувствуя, что парню нужна поддержка не только духовно, но и физически.
Итачи приподнял голову и посмотрел в глаза блондину, которые из-за языков пламени факела казались скорее карими или тёмно-серыми, но никак не голубыми.
- Можно? – спросил он, и подросток кивнул, даже не спрашивая, чего хочет брюнет. Он просто знал, что тому нужна поддержка, и он сделает всё, чтобы дать ему её.
А Учиха невесомо коснулся губами губ Тсукури, внимательно следя за его реакцией. Но мальчишка только прикрыл глаза и подался вперёд, слегка наклоняя голову, чтобы углубить поцелуй. Почему и зачем он это сделал, он и сам не знал. Итачи тоже позволил себе закрыть и так уставшие глаза и ответил на поцелуй. Рукой он скользнул по щеке блондина, а вторую положил ему на талию, держась, как за опору. Дей же руками зарылся в блестящие чёрные мягкие волосы.
Поцелуй закончился также плавно, как и начался.
- Прости, этого не повторится более, - тихо сказал Учиха.
- Всё в порядке, - ободряюще улыбнулся блондин. – И не давай опрометчивых обещаний.
Брюнет немного улыбнулся.
Наступила минута молчания. Каждый думал о своём. Дейдара вдруг вспомнил Саске. Вспомнил его улыбки, его глубокие чёрные глаза, его мягкие искусанные губы, его гладкие жестковатые чёрные волосы. И заметил, насколько он схож с его сокамерником. Даже поцелуй был похож: властный, но терпеливый, будто ревнивый, но доводящий до экстаза.
Итачи же думал о своей семье. О милой красивой матери, о статном рассудительном отце и о младшем глупом, но любимом братишке. А потом его мысли перетекли в иное русло, и он стал думать о Тсукури.
- Devrait être, j'ai eu la chance que j'ai fini par ici. Cinq semaines d'incarcération coûte de vous rencontrer. Désolé que nous allons bientôt être séparés (1), - на родном французском сказал Итачи, вглядываясь в голубые глаза. Он не хотел говорить это вслух, но у него вырвалось.
- Il peut facilement être changé. En outre, votre opinion de moi ne peut pas changer (2), - ответил парень.
- Ты знаешь французский? – выгнул бровь брюнет.
- Мой учитель был родом из Франции, - слабо улыбнулся Дей.
- А какие ты ещё языки знаешь? – проявил любопытство Учиха.
- Японский – моя семья родом оттуда, английский – мы всё-таки при наследнице Англии и при английском графе служили, французский – ну, я уже говорил, и немного польский – эмм… часто бывал в детстве в Польше, - под конец блондин улыбнулся, но получилось фальшиво, и брюнет заподозрил обман, однако ничем не выдал свою догадку.
- Мм? А скажи что-нибудь на польском, - попросил Итачи вместо этого.
- Dzisiaj był wspaniały dzień, prawda? – сказал парнишка, и его сокамерник вопросительно посмотрел на него, одним взглядом прося перевода. – Сегодня был чудесный день, не находишь?
- Полностью согласен, - улыбнулся он, улавливая двойной смысл в этих простых словах.
- А какие языки знаешь ты? – спросил Дейдара.
- Французский – родной язык, английский – родители настояли на обучении, а сейчас это пригодилось, и латынь – также настояли родители.
- А можешь сказать на латыни?
- Хм… Solem in tenebris – a attrahenti phaenomenon, - тихо и плавно, без акцента проговорил Учиха.
- А что это значит?
- Увидеть солнце в кромешной тьме – такое завораживающее явление, - перевёл брюнет.
То ли Дейдара был и правда так наивен и не понял, то ли притворялся, но он рассмеялся.
- Здесь даже окошка нет, так что вряд ли мы увидим это волшебное зрелище.
- Ты такой невинный, - в который раз улыбнулся Итачи и провёл холодными пальцами по тёплой щеке подростка.
- Это ещё почему? – забавно надул губки блондин.
- Потому что под солнцем я подразумевал тебя, - снисходительно, как улыбаются глупым, но любимым ученикам, улыбнулся Учиха, зарываясь в мягкие светлые волосы и вдыхая приятный запах. Он напоминал запах осени, когда всё вокруг становится золотым, красочным, запах последних поздних цветов, опадающих листьев, дождя, засыхающей травы. Такой лёгкий, но будоражащий всё внутри. Если честно, то брюнет никогда не понимал, почему восхищаются запахом весны, этим приторным и удушающим запахом, а не осени, таким чарующим, восхитительным и тонким, тоньше шёлковой нити.
Дей удивлённо посмотрел на парня, а потом его взгляд стал мягче, и уголки губ приподнялись.
- Улыбайся почаще – тебе идёт, - сказал он, почти неощутимо проведя указательным пальцем по тонким губам собеседника.
- Когда ты рядом, не улыбаться невозможно, - заметил Итачи.
- Эй! Я что, такой смешной? – снова надулся Тсукури, но это было больше детской забавой, нежели обидой.
- Когда так делаешь, то просто не представляешь насколько, - тихо рассмеялся Учиха.
"Самый красивый смех, который я слышал", - восторженно подумал Дей. – "Даже у Ино он был не таким". Стоит заметить, что смех блондинки многим людям напоминал журчание ручейка. Но этот смех нельзя было сравнить ни с чем. Он был хрипловатым, тихим, приятно звенящим, зачаровывающим. Казалось, он переносил тебя в летний сад с поющими птичками, плескающейся речушкой и запахом цветущей вишни. По крайней мере, такое сравнение провёл юный иллюзионист. "Интересно, а Саске смеётся также?.. В остальном они с Итачи очень схожи..." – подумалось блондину. Забавно, но Учиха-младший действительно не смеялся, по крайней мере, при своём ученике. И теперь Тсукури стало любопытно, насколько же похожи эти двое. Но эти мысли исчезли также внезапно, как и появились.
А дальше парни просто разговаривали ни о чём. Спросил бы кто у них, о чём они разговаривали минуту назад, и никто бы не ответил, потому что темы были незначительными, а все мысли были заняты друг другом. Тем не менее, они не прикасались друг к другу, не считая сплетённых пальцев их рук.
Эту идиллию как всегда нарушил протяжный скрип двери. В проёме стоял мальчишка не старше, а то и младше на год-два, Дейдары.
- Итачи Учиха и Дейдара Тсукури! – звонким голоском позвал он, привлекая к себе внимание. – Граф Акасуна Сасори завтра устраивает торжественный вечер в честь приезда его брата – герцога Сабаку Гаары – и его невесты – наследницы английского престола Кристины де Грай. Будут гости, и вам придётся их ублажать. Завтра днём принесут одежду и мыльные принадлежности, чтобы вы привели себя в порядок. Будьте готовы, - и парнишка скрылся за дверью.
Учиха тяжело вздохнул.
- И недели не прошло, а они явились. Графу что-то в последнее время на гостей везёт, - сказал он.
- Эй, в этот раз тебе не придётся ничего делать, - заверил блондин, сев перед ним на коленях и взяв его руки в свои. Глазами он смотрел прямо в глаза потомственного иллюзиониста.
- Не думай, что раз здесь ты, то о старой игрушке забудут, - сказал с пустой печалью в голосе Итачи.
- И не думал. Просто доверься мне. И не иди завтра никуда. Сиди здесь, - почти умолял Дей. Это было даже странно, ведь обычно он был слишком гордым, упрямым и, не скроем, эгоистичным, чтобы кого-то о чём-то умолять, да даже просить. Но ему так хотелось защитить этого человека. Он казался блондину пустым, сломленным, вдоволь намучавшимся и подавленным. Никогда ему не хотелось так сильно защитить человека.
- Но… - начал брюнет.
- Ты веришь мне? – перебил Тсукури.
- Д-да… - Итачи неуверенно кивнул, словно в словах собеседника был какой-то подвох.
- Тогда не задавай лишних вопросов. Завтра всё поймёшь, - Дейдара пристально смотрел на парня, пока тот не сдался и не кивнул. Блондин улыбнулся. – Вот и хорошо.
Так они ещё поболтали до ночи, хотя сами не знали об этом: возможности следить за временем им не представлялось. Они общались так, словно и не было того поцелуя, даже за руки теперь не держались.
Учиха ещё создал пару не слишком сложных иллюзий, Дей искренне порадовался за него, а вскоре они вместе пошли спать.
Ночь для Итачи была необыкновенно спокойной. Впервые за долгое время (даже то, которое он провёл вне темницы) его не мучили кошмары, бессонница, он не просыпался в холодном поту или в жаре, не ворочался на лежаке каждые две минуты. Но всё это словно передалось его новому знакомому. Дейдара сначала не мог устроиться на месте, потом долго не засыпал, а когда долгожданный сон таки соизволил явиться, то Тсукури с ужасом распахнул глаза. Это был чудовищный сон, один из тех нескольких, которые часто не давали ему спать в детстве.
Не то, что бы сон был таким уж ужасным, но атмосфера была удушающей, угнетающей, липкими хлопьями оседала в душе, затормаживая кровь в сосудах.
В этом сне Дейдара вначале не видел ничего. Только слышал крики боли. Это был женский голос, который постоянно срывался на жуткий визг. Голос оседал, становился хриплым, рыкающим, но женщина тихо, гортанным шёпотом произносила проклятья в адрес, похоже, мучителя, а потом ещё тише приговаривала какое-то имя. Какое – не было слышно, но одна интонация, эта зовущая, полная отчаяния и раскаяния интонация, заставляла рёбра сжимать лёгкие, и становилось труднее дышать. Дей был уверен, что знает, кого зовут, знает, кто кричит, знает, кто делает больно и заставляет кричать. Но не мог вспомнить. А шёпот замолкал. И тогда раздавался новый крик. Теперь уже мужской. Этот крик не такой пронзительный, он больше рычащий, крик истерзанного зверя, отчаянно защищающего свою семью. Он выплёвывает резкие слова своему мучителю и снова кричит. Слышно, как его тело бьётся в конвульсиях боли. И вдруг затихает. Слышится злобный, сумасшедший, дикий смешок. Это смешок маньяка в лицо чужой смерти. Потом Дей слышит тихие всхлипы кого-то третьего, кажется, ребёнка. Потом слышны шаги. До сих пор ничего не видно, но иллюзионист был уверен, что это тот ненормальный маньяк подходит к своей маленькой жертве.
- Ты такой милый, такой хорошенький. А ты знаешь, что судьба таких симпатичных детей весьма и весьма плачевна? Они не счастливы в жизни. Ты знаешь это? Ты не подумай, я не хочу причинить тебе боль, но так нужно. Ты не должен быть счастлив, если природа одарила тебя всем: внешностью, обаянием, талантами, умом… Хотя нет, умом она тебя обделила. Будь ты умнее, то сдался бы, вовремя сбежал, да хоть заткнулся бы вовремя. Ты слишком горяч. Как свеча. А чем сильнее её пламя, тем быстрее она догорает. Ты меня понимаешь? Твоя жизнь быстро истечёт, если ты не научишься подчиняться, - тягучим, но приятным голосом говорил убийца. Наверное, под конец фразы он противно улыбнулся. Дейдару это бесило, он хотел убить этого садиста, но не мог. Его словно не было. Он был этой сырой холодной чернотой вокруг. Но неизвестный продолжил говорить. – Знаешь, будь ты другим, мы могли бы стать хорошими друзьями. Ты мне нравишься, но мне и правда надо подпортить твоё чересчур смазливое личико и твою репутацию. Нельзя же быть таким идеальным, - только сейчас Тсукури обратил внимание, что вся речь на польском. Но он был уверен, что не знает его настолько хорошо. Что же такое?
А потом он почувствовал сзади и снизу холодные камни. Похоже, он сидел. Ноги были связаны, руки закованы в цепи, в рот была впихнута тряпка, отдающая на языке мерзким привкусом. Вокруг резко посветлело. Нет, не настолько сильно, чтобы он ослеп. Просто в метрах трёх от него горела свечка, он мог разглядеть окровавленные камни стен и пола, но больше ничего и никого не было. А через секунду в полуметре от него, откуда ни возьмись, появился кто-то. Казалось, это человек, но стеклянные глаза, механические движения и идеальное тело выдавали в этом нечто куклу.
- Де-и-д-а-ра, - медленным механическим голосом говорила кукла, смотря своими ледяными глазищами прямо в душу, пробуждая необъяснимый дикий вопиющий ужас.
Она приближалась к парню, и он дрожал от страха. А кукла всё двигалась вперёд.
- Мальчик мой… - прошипело сзади, у самого уха, на всё том же польском языке, и что-то скользкое и мерзкое прошлось по щеке. Кажется, это был язык. Талию обвили две руки.
Дей пытался вырваться, но не получалось. Между ним и куклой расстояние было меньше трёх дюймов (п/а: 3 дюйма примерно равны 7,5 см). Она протянула свою руку и деревянными пальцами дотронулась лба мальчика, заставляя откинуть голову к стене. Пальцы сползли вниз, закрыли веки, заскользили по щекам, задели нижнюю губу, оттягивая её вниз, провели по подбородку и подобрались к шее. Тонкие изящные пальчики бездушной марионетки обхватили её и начали душить Дейдару. Руки, которые обвивали его талию, резко сжались. Его глаза резко распахнулись. Воздуха быстро стало не хватать, кости трещали, в глазах плыло и меркло, горло резало изнутри.
- Żegnaj, mój chłopcze ... będę tęsknić (3)… - раздалось над ухом знакомое шипение, и в эту же секунду Дейдара проснулся. Ему не нужно было продолжение, чтобы знать, чем закончится, потому что этот сон он видел далеко не впервые.
Сердце, что странно, не бешено колотилось, а наоборот, замедлило свой стук и отдавало гулким эхом в голове. Дыхание тоже было замедленным. По коже прошёлся холодок. Тело блондина невольно вздрогнуло.
Тут он почувствовал рядом с собой что-то большое и тёплое. Парень успокоился и пригляделся к этому чему-то. Это был Итачи.
- Всё хорошо, - тихо сказал Учиха, теснее прижав к себе Дея, медленно гладя его по голове.
- Откуда ты…? – начал удивлённо Тсукури.
- Ты кричал и метался, словно зверь загнанный, во сне, - опередил вопрос брюнет. – А теперь спи.
И будто по волшебству мальчишка почувствовал непреодолимую потребность сна.
- Только не уходи, - было его последними словами, а руки схватили и сжали в кулаках синий камзол на груди.
- Я буду здесь, рядом, - заверил мужчина, целуя золотистую макушку, и сам провалился в сон.
Оставшаяся ночь была спокойной. Дейдару больше не посещали кошмары, а на губах Учихи даже играла лёгкая улыбка.
Первым проснулся, что удивительно, блондин. Он понежился в объятьях и посмотрел на парня. "Красивый", - мелькнула мимолётная мысль. – "Особенно, когда улыбается". Дей не шевелился, боясь спугнуть это необыкновенное мгновение, но минута – и Итачи приоткрывает свои чёрные, глубокие, чарующие глаза.
- Утро доброе, - говорит он, не спеша вставать из тёплых объятий.
Блондин кивнул. Наступило молчание.
- Как спалось? – первым прервал тишину брюнет.
- Ты спрашиваешь? – усмехнулся Тсукури, переводя взгляд на стену позади парня.
- Хм, - усмехнулся Итачи. – За любопытство извиняюсь, но что тебе снилось?
Дейдара помолчал минуту, а потом заговорил.
- Ещё до того, как я очутился среди слуг графа, у меня были хозяева. Не сразу, конечно. Первые годы своей жизни я жил на родине, в Японии. Но, если ты знаешь историю, начались "реформы Кёхо" (а). Моя семья решила уехать. Это было нелегко, учитывая тогдашнее положение страны (б). Ну, связи были, так что мы благополучно переехали в Англию, когда мне было около пяти. Тут у нас жил знакомый купец, который служил при короле Георге II. Но и там было не всё так гладко (в). Нас пристроили служить при дворе, и жить стало куда проще. С его дочерью – Ино – мы быстро сдружились {ну, на самом деле у него такой дочки не было, но по сюжету приходится изменять немного историю, а потому одной из дочерей короля является Кристина (Ино) де Грай [и не спрашивайте, почему фамилия отличается, даже от канона x)]}. А потом, где-то через год-полтора, нас отправили в Польшу. Кажется, польский магнат отдал за нас немалые деньжата. Не знаю, почему именно наша семья. В любом случае, мы переехали в Краков. Насчёт того, что польский я изучал только потому, что бывал там пару раз, я соврал. На самом деле, именно тогда я и моя семья переучились польскому. Тебе, наверное, сложно понять, почему я врал, но я очень не люблю вспоминать те времена, и скоро ты поймёшь почему. Мы служили тому магнату при дворе. И, начиная с того момента, своё детство я помню обрывочно. Я не могу точно сказать, что происходило там, но помню, как у меня часто болела голова, как не мог удержать в голове мысли. Я был, как… как кукла. Потом нами расплатились за долги графу Акасуне. Не Сасори – его отцу. Мне тогда уже было под девять лет. Конечно, было неприятно ощущать себя разменной монетой, но я снова почувствовал себя собой, словно точно знал, что теперь владею и управляю своим телом и мыслями. Но те два или три года, которые я провёл в Польше, ярко отпечатались в сознании. Нет, я их почти не помню, но именно это и пугает. С тех пор, как мы уехали, меня порой посещают разные кошмары. Я часто путаю их и реальность. Такое ощущение, что эти кошмары – то, что я пережил. Но сказать точнее не могу – вспомнить из того времени мне почти ничего не удалось. Только крепость и кое-кого из прислуги, - блондин закончил свой монолог-историю, всё также смотря на стену. Потом он высвободился из объятий Учихи и сел на свою импровизированную "кровать".
Итачи последовал его примеру и, сев рядом с блондином, смотрел на горящий факел. Его несколько поразила такая история. Он также удивился, что после пережитого парень не был задёрганный и напуганный, наоборот, он был хамоватым и жизнерадостным, словно это не ему снился сегодня ужасающий кошмар. Кстати…
- Так что тебе снилось? – проявил ещё каплю любопытства Учиха, переводя взгляд на собеседника и потом обратно на пламя факела.
Плечи Дейдары вздрогнули, он неосознанно придвинул ноги к животу, а руками обхватил колени, таким образом защищая себя от чего-то не видимого никому, кроме него самого. Через несколько секунд Учиха заметил и дрожь, покрывшую тело парня, и взгляд, стеклянный, полный испуга, страха, дикой, но детской ненависти, боли. А потом Тсукури начал снимать с себя рубаху, которая была размера на четыре больше его. Брюнет на мгновение опешил от этого действия: что он делает?
- Всё, что у меня прочно отпечаталось в память о Польше – это небольшой подарок того человека. И часто мне снится сон, как он дарил мне этот подарок… Хотя я и так это помню… единственная вещь, которую я ясно помню из того времени… - голос мальчишки был не привычно звонким и весёлым, а хриплым, холодным.
- Что за подарок? – затаив дыхание, спросил Итачи. И что-то ему настоятельно подсказывало, что подарок будет явно не из приятных.
- Я не буду накладывать иллюзию, так что приготовься к этому зрелищу, - слова бы казались пафосными, но ситуация была не из тех, с которых можно посмеяться. Кроме того, Учихе почему-то резко не захотелось видеть это нечто, а был он не из робких парней.
И вот Дейдара кинул рубашку, до этого державшую в руках, на пол и, глубоко вздохнув с закрытыми глазами, встал с насиженного места.
Итачи встал вслед за ним. Заглянув в лицо паренька, он заметил, что голубые глаза закрыты, а зубы плотно сжаты. Затем глазами он пробежался по груди и торсу блондина. Заметил незначительные шрамы и даже пару синяков. "И где он только учудил их понабрать?" – подумал мужчина. На левой груди он увидел шрам, который напоминал рот. "Это же какой глубины порез был должен быть, чтобы оставить такой шрам?.." – с удивлением и ростком страха подумалось брюнету. Потом он обратил внимание на странную форму плеч парня. Дальше в глаза бросились ужасающие шрамы на внутренней стороне локтей рук. Он решился обойти парня и посмотреть на его спину. Словно чувствуя, что самое ужасное зрелище в его жизни ждёт его именно на этой части тела блондина, Учиха обходил его медленно, цепляясь глазами за десятки шрамов, покрывавших худое тело. И вот он стоит прямо за спиной своего сокамерника. Резкий выдох и тихий вскрик разорвали тишину. Признаться, зрелище было явно не для слабонервных. И хоть Итачи за свои последние лет пять видел много ужаса, но такого он не видел никогда. Порезы, шрамы, неправильно сросшиеся кое-где кости, незаживающие ожоги. У самого основания шеи были мелко вырезаны слова "oporny sługa". "Наверняка это всё представляло собой кровавое месиво, пока не зажило. Но как он стерпел это всё, как выжил? Это невозможно, особенно, если учесть, что ему не было даже десятка годов. Он должен бы был умереть… от боли или от потери крови, но должен был…" - вопреки привычной отрешённости ко всему в голове Учихи мысли метались, и какая-то часть находилась в вопиющем ужасе. На мгновение против воли брюнет представил картину, как оставляли этот "подарок" парню, тогда ещё маленькому мальчику. К горлу тут же подкатил комок, и мужчину вырвало бы, но еды сегодня ещё не давали, а потому этот комок просто остался там, мешая дышать.
Дейдара резко развернулся и начал надевать рубашку обратно. Последние, что заметил Итачи на теле парня, это слово "kara", выжженное внизу живота, там, где начинались штаны.
- Ты молодец, что не визжал и в обморок не грохнулся. Силён, - фальшиво улыбнулся блондин и добавил, похлопав по плечу. – Всё нормально, садись.
Учиха послушался и опустился на пол, не в силах стоять от увиденного.
- А что у тебя написано на теле? – спросил он, в какой-то степени опасаясь реакции вспыльчивого парня.
- "Oporny sługa"? Это на польском "непокорный слуга", - как ни в чём не бывало ответил Дей, но глаза оставались стеклянными.
- А на животе?
Тсукури положил руку на то место, где было выжжено слово, и сжал ткань рубашки на этом месте.
- "Kara"… "наказание", - ответил он, смотря сквозь стены куда-то вдаль, в своё прошлое.
Учиха был в замешательстве. Одна его часть жаждала узнать, как это случилось, кто и почему это сотворил. Другая часть напоминала, что парню наверняка нелегко было это пережить, так что лучше не вынуждать его это делать. Третья же часть чуть ли не умоляла Итачи задрожать, заорать и бояться даже думать о подобном. В итоге, Итачи удавил третью часть и, выбирая из двух оставшихся, решил, что самое правильное решение у второй части и ничего не сказал. Но блондин словно почувствовал, что мужчине интересны подробности.
- Я тебе обязательно покажу события того дня, но не сегодня. Думаю, тебе пока что хватило шокирующих кадров, - сказал Дей.
Дверь скрипнула, в темницу зашёл стражник с едой. За ним волочился маленький мальчик. В нём иллюзионисты узнали вчерашнего объявителя. В руке у него был поднос с мылом, гребнем и полотенцами, а во второй – корзина с чистой одеждой. Оставив еду и всё остальное в темнице, они вышли, но через минуту парней вновь навестил мальчик, теперь уже с маленькой девочкой. Они вдвоём медленно затаскивали в темницу огромный чан с тёплой водой.
- Что за люди пошли! Они же дети! Помогли бы им! – возмутился Дейдара. Его глаза вновь стали живыми, чему Итачи несказанно обрадовался.
- Нет, что Вы! Не кричите! Господин не терпит шума! – тихо заговорила девочка.
- Да, безусловно. Но этот парень прав, - тихо сказал мальчик.
- Дело говоришь, парень, - сказал ему Дей. – Как вас зовут?
- Нам не велено разговаривать с Вами, - тихо сказала девочка. В голосе не было раздражения, скорее всего, она просто боялась разговаривать с незнакомцем.
- Я – Наруто, а это – Карин, - ответил мальчик, продолжая вместе с подругой подтаскивать к иллюзионистам бочку. Он изучающе, с любопытством смотрел на парня.
- Я – Дейдара, просто Дей, а это – Итачи, - сказал блондин, улыбаясь.
Мальчик тоже улыбнулся, а Карин смущённо опустила глаза. "Красивый…" – подумала она, слегка покраснев.
Наконец, дети дотащили свою нелёгкую ношу до решётки, а там Дейдара и Итачи помогли детишкам. Тсукури взял со своей тарелки яблоко и вручил его Наруто, так как Карин наотрез отказалась его брать.
- Вот, вы заслужили, - улыбнулся он, и мальчик тоже улыбнулся. Даже на лице маленькой служанки мелькнула скромная улыбка.
- Спасибо, Дей. Мы за Вами ещё зайдём, - сказал Наруто и, взяв подружку за руку, выбежал из темницы с улыбкой на лице.
- Забавные они, - с улыбкой сказал блондин сам себе.
- Хм… Да уж, - согласился Итачи и начал раздеваться.

Парни помылись, оделись, привели себя в порядок и поели. Сейчас они беспечно болтали на разные темы.
- Только не выходи отсюда, - напомнил Дейдара своему новому другу.
- Хорошо, - прикрыв глаза, с лёгкой улыбкой согласился Итачи. – Но, в случае чего, вина на твоих руках, - он тихо рассмеялся.
- Согласен, - более звонко рассмеялся парень.
Вскоре в темницу спустились новые маленькие знакомые парней. Они были принаряжены.
Дейдара кинул последний, немного грустный взгляд на Итачи, но в секунду печаль исчезла, и взгляд стал приободряющим. И тут брюнет заметил свою точную копию, которая также двинулась навстречу детишкам вместе с Деем.
- Пошлите, - позвал Наруто, держа решетку, чтобы выпустить пленников.
- А вы чего вырядились? – с дружеской усмешкой спросил Тсукури.
- Мы тоже прислуживаем гостям в качестве игрушек, помимо остальной работы, - тихо сказала Карин.
Парень и его иллюзия устремили взор на неё. "Итачи" смотрел без интереса, словно девочки не было. "А ведь похож…", - подумал Учиха, сравнивая себя и свою копию. "Дейдара необыкновенен. Это невероятно сложно: воссоздать прототип человека, к тому же двигающийся…"
- Хм, кажется, граф любит издеваться над людьми, - хмыкнул голубоглазый иллюзионист.
- А ты любишь дерзить и обсуждать людей за их спинами, - раздался спокойный, холодноватый голос у входа.
- Подслушивать, знаете ли, не хорошо. Вас должны были обучить этому на уроках этикета, граф, - ухмыльнулся Дей, выделив последнее слово.
- Будь так мил, следи за собой и своими недостатками. И языком. Сегодня он пригодится тебе не для болтовни, я об этом позабочусь, - красивое лицо разрезала чудовищная улыбка-оскал.
Дети вздрогнули, Карин даже тихо вскрикнула и схватила Наруто за руку, но Дейдаре словно было нипочем. Итачи, как настоящий, так и иллюзия, тоже не прореагировал.
- Хм. Ваша улыбка не пугает меня. Но, признаюсь, Ваше лицо она не красит, - по-доброму усмехнулся блондин.
- Дейдара, добр будь, перестань не по делу встревать в разговор. От тебя шума много, а пользы меньше. Ты реагируешь слишком бурно. Следует тебе быть спокойнее, - тихим красивым глубоким голосом сказал "Учиха". Настоящий брюнет даже удивился, как подобна была иллюзия.
- Согласен с тобой, Итачи, - сказал Сасори, не сводя взгляда карамельных глаз с Тсукури. – А теперь, прошу, на выход.
Пять фигур скрылись в проёме, а Учиха вздохнул. "Дейдара, кто ты?" – сам себя спросил он.

п/а:
1). Должно быть, мне повезло, что я оказался здесь. Пять недель заточения стоили того, чтобы встретить тебя. Жаль, что мы скоро расстанемся.
2). Это легко можно изменить. Кроме того, твоё мнение обо мне может ещё не раз измениться.
3). Прощай, мой мальчик… Я буду скучать…

а). "Реформы Кёхо" – ряд всеяпонских преобразований, начавшихся в 1716 г. при сёгуне Токугаве Ёшимунэ, проводились вплоть до XIX в.. С помощью этих преобразований пытались прекратить системный кризис, который охватил страну с наступлением XVIII в. Однако социально-экономический вопрос по их окончанию решён всё равно не был.
б). Имеется в виду, политика сакоку, также известная как самоизоляция Японии. Процесс длился при сёгунах из рода Токугава на протяжении двух веков (1641-1853 гг.). С 1636 г. японцам под страхом смертной казни было запрещено покидать родину без особой правительственной санкции (в чём и заключалась сложность, о которой говорил Дейдара). Несмотря на заторможенность развития страны, к которой привела эта политика, Япония также помогла сохранить свою уникальную культуру и независимость.
в). При короле Георге II (1727-1760 гг.) велась Война за австрийское наследство (1740-1748 гг.) – военный конфликт, вызванный попыткой нескольких стран Европы оспорить завещание австрийского императора Карла VI и расчленить значительные владения Габсбургов в Европе.

@темы: фанфик, слэш, миди, драма, гет, Фандом: Наруто, Сасори/Дейдара, Reality?.. No, it's just illusion..., NC-17, фэнтези

URL
Комментарии
2012-03-23 в 12:07 

AlpatovaNastya
Paradise belongs to you)
Шикарно) Интересно, что будет при встрече Итачи и Саске)
Жду продолжения)

2012-03-24 в 13:27 

Живая Шляпа
Без таланта вранья нет таланта писателя. (с) Андрей Белянин
AlpatovaNastya, спасибо))
Интересно, что будет при встрече Итачи и Саске)
ты это скоро узнаешь) ну, как скоро?.. главы через две-три... x)

URL
2012-03-30 в 19:35 

SasoriKun
Есть те, кто приносит добро и всепрощение, есть те, кто приносит зло и хаос, а есть я, я просто несу пакетик...
^_________^

2012-04-23 в 13:36 

*Lady Death*
Смерть это, конечно, хорошо, но жизнь-то лучше.
чёрт, как интересно. история Дейдары все больше захватывает. и что-то мне подсказывает, что это ещё не вся история. ни капли не жалею, что попросила тебя написать этот фик! спасибо, родная!
взяла, как обычно *улыбнулась*

2012-04-23 в 13:51 

Живая Шляпа
Без таланта вранья нет таланта писателя. (с) Андрей Белянин
тебе тоже спасибо: если бы ты не заказала, я бы не писала. а сейчас самой так нравится))

URL
2012-04-23 в 13:53 

*Lady Death*
Смерть это, конечно, хорошо, но жизнь-то лучше.
какая я няша *рассмеялась*

2012-04-23 в 13:54 

Живая Шляпа
Без таланта вранья нет таланта писателя. (с) Андрей Белянин
от скромности не сдохнешь XD

URL
2012-04-23 в 13:55 

*Lady Death*
Смерть это, конечно, хорошо, но жизнь-то лучше.
ещё бы я сдохла из-за какой-то там скромности *рассмеялась*.

2012-04-23 в 13:56 

Живая Шляпа
Без таланта вранья нет таланта писателя. (с) Андрей Белянин
XD

URL
   

Минутка глупости

главная